Семья

Роды: это не страшно

Шла тридцать восьмая неделя, и у меня все чаще и чаще возникало желание купить себе слабительное и по-человечески сходить в туалет! А когда однажды ночью стало больно ходить и «по-маленькому», я стала вспоминать, что пишут журналы, читать статьи в Интернете.



Утром я стала поглядывать на часы: постоянно хотелось схватиться за спинку кровати и начать тужиться. Я позвонила своей знакомой в роддом и кое-как, набравшись мужества, говорю: мол, так и так, не знаю что со мной, но мне больно. И уже в девять утра я была в предродовой палате. Страшное место: голые кровати с матрасами, которые при всем желании не промочишь ничем! А эта клизма? Чего только она стоила!!



Со мной в предродовой палате лежала еще одна девочка, у нее шла сорок первая неделя, и ей через капельницу ввели какое-то лекарство. Между схватками я начала разговаривать с ней, мы познакомились — вдвоем будет проще.
Вспомнила, что написано в статьях: во время схваток, для того чтобы отвлечься от боли, нужно считать. Изумительное средство — схватки нарастали, а я считала. Сперва до сорока, потом до шестидесяти… Оля, новая знакомая, тоже стала считать.



Становилось все страшнее и страшнее — врачи называют это предродовой паникой: я рожала в первый раз, и мне было жутко перед неизвестностью. Меня повели в смотровой кабинет, чтобы проколоть плодный пузырь. Между схватками врач ухитрилась это сделать, и из меня вытекла, как мне показалось, очень горячая вода.
Вот снова я в предродовой палате. Мой живот ощупали, сказали: «3300, максимум 3600», смеются надо мной, а я не могу дрожь в себе утихомирить: страшно, колени ходуном ходят! Со мной, кроме моего знакомого врача, был зав. отделением, он стал массировать мне спину в районе поясницы, боль становилась все тише, рассказал мне парочку анекдотов, чтобы отвлечь меня.
Потом что-то ему не понравилось, мне ввели обезболивающее, и я заснула. Помню, открывала глаза: мне мерили давление и что-то кололи в вену. Проснулась через два часа, и все заново: колени ходуном, страшно, держусь за кровать и тужусь. Тужиться оказалось удобнее в положении сидя, вдруг врач сказал: «Все, видна головка», и мы пошли в родильный зал.
Сразу говорю: не верьте тому, когда пишут, что роды длятся от двух часов и более!! Нормальные роды — пятнадцать-двадцать минут, а вот все то время, что вы проводили в предродовой палате — оно может длиться до суток.
Меня положили на кресло, надели на ноги тряпичные башмаки, показали, куда ставить ноги, куда упираться, дали железные поручни в руки… Я посмотрела на второй стол — там была Оля, уже родившая, меня это очень сильно ободрило, я снова начала тужиться. Первые схватки начинались энергично, но что-то стало не ладиться, тужусь-тужусь, а ни-ни… Врач убежал за помощью, пришел мужчина — детский врач-педиатр, он осмотрел меня и говорит: «Режьте!». Начали резать мне промежность… Такое ощущение, словно бумагу режут, я даже не почувствовала…
Снова схватки, врач начал давить на мой живот около ребер. Вдруг он говорит: «Смотри, уже головка показалась!», берет мой палец и проводит… О, Боже!! Между моих ног синяя голова, лицо опущено вниз, и по ее макушке проводят моим пальцем… и эта голова еще и двигается!! Врач-педиатр сказал, что это мне стимул, а мне поскорей захотелось избавиться от этого «торчащего из меня», и через пару потуг мне на живот положили маленького человечка. Я снова провела по его голове рукой: у меня родился сын!!
Потом его унесли на стол, там лежало еще два мальчика, на лицо ему надели какую-то маску, наверное, дыхательные пути проработали, потом взвесили: 3 кг 920 г, 51 см — и все дружно закудахтали: мол, не ожидали… Мне наложили пять швов, и отвезли на носилках в коридор, с меня ручьем в мисочку лилась кровь… Рожать все-таки не очень страшно, просто в первый раз все боятся.


А сынишку мы назвали Русланом, и папа держал ребеночка на руках уже через два часа после родов.


Инф. womans.in.ua

Источник

Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
Creator@TinaShmidt
Close